Симбирск-Флора

  СИМБИРСК-ФЛОРА

ПРИРОДА СИМБИРСКОГО ПОВОЛЖЬЯ

СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ. ВЫПУСК 7.

УЛЬЯНОВСК 2006.


Н.С. РАКОВ


О ФЛОРЕ И ЛАНДШАФТАХ ЗАКАМСКОЙ ЗАСЕЧНОЙ
ЧЕРТЫ НА ТЕРРИТОРИИ УЛЬЯНОВСКОГО ЗАВОЛЖЬЯ:
К 350-ЛЕТИЮ СОЗДАНИЯ


    Закамская засечная линия, общей протяженностью более 300 км, была построена при Алексее Михайловиче в середине XVII века (1652—1656 гг.) и представляла собой ряд укрепленных пунктов острожков-пригородов с военными гарнизонами: Белый Яр, Ерыклинск (оба были приписаны к Симбирску), Тиинск и далее за пределами Ульяновского Заволжья — Билярск-Заинск-Мензелинск, соединенных в единую оборонительную систему валом, рвом и засеками. Отдельные участки Закамской засечной черты на территории Ульяновского Заволжья сохранились до настоящего времени у с. Белый Яр, раб. пос. Мулловки, с. Тиинска и с. Боровки.
    Как отмечает В. П. Загоровский (1969), деревянные и земляные укрепления Симбирской, Закамской и Белгородской засечных черт, создававшихся примерно в одно и то же время, принципиально не отличались друг от друга.

Памятный знак на Закамской черте

Памятный знак на Закамской черте в окрестностях с. Мулловка. 18.06.2005.
Надпись гласит: ЗДЕСЬ ПРОХОДИЛА ГРАНИЦА РОССИИ С 1656 ПО 1736 гг.

    В окрестностях Мулловки Мелекесского района близ обочины автодороги Ульяновск-Димитровград стоит невысокий металлический столб, надпись на котором гласит: здесь проходила граница России с 1656 по 1736 гг. Этот памятный знак был установлен недавно в 2004 году, на валу Закамской засечной линии. Пожалуй, это единственный памятный знак, свидетельствующий об одной из страниц истории России, на территории Ульяновской области.
    Все пространство, находившееся в то время к югу от Закамской засечной линии, представляло зону пастбищ и охотничьих угодий башкир и калмыков. Постоянных укрепленных пунтов, за исключением Самары, до конца XVII в. здесь не было (Дубман, 2004).
    В 1665 г. в Башкирии «открылись» волнения, и башкиры под предводительством башкирского старшины Сеита напали на Закамскую черту, вторглись даже в Казанский уезд. Нападению подверглись пригороды Белый Яр и Ерыклинск (Красовский, 1902). О причиненном ущербе читаем у А.Н. Зерцалова (1896, с. 145): «...недобор де у них с Ерыклинской таможни ... учинился потому, что изменники башкирцы Ерыклинское конное стадо отогнали и в Ерыклинском конные продажи и мены было от того разоренья мало, пошлин было собрать не с чего». Недобор же таможенных денег оказался в 14 рублев 20 алтын. Целовальников взяли в плен. Напомним, кто такие «целовальники» и в чем заключалась их работа. Целовальник — должностное лицо в Русском государстве XV-XVIII вв. Он избирался из посадских людей для выполнения различных финансовых или судебных обязанностей. Клялся честно выполнять их (целовал крест), за что и получил такое название. (Бол. энц. сл., 1991, т. 2, с. 613).

Укрепления Закамских засечных линий: 1-Белый Яр; 2-Ерыклинск; 3-Тиинск; 4-Билярск; 5-Новошешминск; 6-Кичуй; 7-Заинск; 8-Мензелинск; 9-Кинельский; 10-Красный; 11-Красноярский; 12-Раковский; 13-Чернореченский; 14-Нижнеорловский; 15-Верхнеорловский; 16-Ольшанский; 17-Суровский; 18-Липовский; 19-Кондурчинский; 20-Верхнекондурчинский; 21-Черемшанский; 22-Шешминский; 23-Кичуевский.

    Э. Дубман (2004), описывая Новую Закамскую линию, проложенную в Самарском Заволжье в XVIII в., ссылается на технологию земляных работ на строительстве вала и рва, описанную знатоком фортификации XVIII—XIX вв. А. 3. Теляковским. Чтобы сделать насыпь вала и ров более устойчивыми к ветровой и водной эрозии, землю насыпали ровными горизонтальными слоями толщиной от 15 до 30 см с последующей поливкой водой, трамбовкой «бабкою» весом около 1 пуда и обкладкой дерном. Куски дернины 15 см толщины, 30 см ширины и 45 см длины рядами выкладывали по откосу. Каждая дернина прибивалась 3—4 деревянными колышками — спицами и смачивалась водой, причем для большей прочности специально смотрели, чтобы швы верхнего ряда не приходились над швами нижнего ряда. Корни травы дернины должны были прорасти в землю и тем самым укрепить земляную поверхность.
    Если принять во внимание укрепление поверхности засечной черты дерном, то можно понять, почему вал и ров засечной черты не разрушились эрозией и сохранились до настоящего времени и сейчас имеют такие крутые и задернованные склоны. Стенки рва настолько крутые, что без посторонней помощи, ров не удается преодолеть и выбраться из него наверх, в особенности в дождливую погоду и по сырой траве.
    В целом в задернении засечной черты принимают участие все виды растений, но образование дернины в первую очередь происходит за счет корневищных злаков: костреца безостого, вейника наземного, мятлика узколистного и лугового, пырея ползучего. Задернению способствуют господствующие на южном склоне и вершине вала плотнодерновинные злаки — ковыль волосатик, или тырса и ковыль перистый. Первый из ковылей бывает настолько обилен, что формирует степной облик черты. Ковыль перистый в настоящее время встречается реже, чем ковыль волосатик, но в прошлом, как характерный лесостепной злак, в степных сообществах был распространен гораздо шире.
     Кроме злаков, в укреплении черты надо отдать должное степным кустарникам: миндалю низкому, вишне степной, спирее городчатой, сливе колючей, или терну, которые являются корнеотпрысковыми растениями, поэтому хорошо пронизывают почву и скрепляют вал. На степной облик ландшафта также могут указывать и черноземные почвы, сформировавшиеся под степной растительностью.
    Указанные кустарники, как свидетельства степной природы растительных сообществ вала засечной черты образуют порою, заросли на южном склоне и плоской вершине вала. Причем, даже несмотря на небольшое расстояние между южным участком черты у Белого Яра и северным у Боровки, наблюдается некоторое различие в видовом составе как кустарников, так и травянистых растений. На валу у Белого Яра зарегистрированы миндаль низкий и спирея городчатая, в то время как в Боровке отмечается только вишня степная.
    Как было установлено нами ранее, миндаль низкий и спирея городчатая являются характерными кустарниками разнотравно-типчаково-ковыльных степей на юго-востоке Ульяновского Заволжья (Раков, 1973). Таким образом, их нахождение на валу не является случайным, и в настоящее время оба вида сохранились в ковыльной степи с господством ковыля волосатика, или тырсы на склоне южной экспозиции правого берега р. Б. Черемшан. Кроме того, эти кустарники изредка встречаются здесь в такой же степи и на плакоре. Нахождение миндаля низкого и спиреи городчатой в окрестностях Белого Яра, как и степей с тырсой, является связующим мостом между данными сообществами на левобережье и правобережье Волги (Масленников, Раков, 2000).
    Обратим внимание на нахождение на засечной черте растений-эфемеров, к которым относятся: бурачок туркестанский, крупка дубравная, костер растопыренный и японский, мортук пшеничный, рогоглавник яйцеплодный и рогач песчаный. Вероятнее всего, эти виды, как и мятлик луковичный, надо считать адвентивными (заносными), которые могут быть свидетельством хозяйственной деятельности и жизни поселенцев на Закамской засечной черте. Они зарегистрированы здесь в местах нахождения укрепленных поселений — только у Белого Яра и Ерыклинска, исключительно на обнаженной почве вала и не встречены за его пределами. В целом на долю малолетников приходится 14,9 % флоры.
    Отметим присутствие синантропных растений, или гемерофитов на Белоярском и Боровском участках Закамской засечной линии. Если на Боровском участке зарегистрировано только 22 вида этих растений, то на Белоярском — 44, из них 14 видов являются заносными, что можно объяснить близостью к черте населенного пункта — Белого Яра. Такие заносные виды, как клен американский, клоповник густоцветный, полынь Сиверса, тополь душистый, циклахена дурнишниколистная и ясень пенсильванский, появились в XX столетии. Указанные виды деревьев являются «беглецами» из культуры. Остальные адвентики были занесены случайно с различными хозяйственными грузами.
    Индекс синантропизации (Is), предложенный А. В/ Чичевым (1981), как отношение числа синантропных растений к общему числу видов флоры засечной черты, составляет 0,25. Кстати сказать, для Симбирской засечной черты этот показатель также составляет 0,25. Сравнивая обе засечные черты, следует отметить, что на Закамской черте фенологические фазы у растений наступают на 3-5 дней раньше, чем на Симбирской.
Участок Закамской черты около Белого Яра. (Увеличить 70 Кб)
Участок Закамской черты.
д. Новый Белый Яр. 13.06.2005.
    Исследования флоры и растительности на сохранившихся участках засечной черты проводились в 2004—2006 гг. в с. Белый Яр Чердаклинского района, с. Ерыклинске, окрестностях р.п. Мулловка, с. Тиинске и с. Боровке Мелекесского района. Кроме того, привлечены материалы прежних исследований 1973—1974 гг., когда по эти местам проходили маршруты экспедиций под руководством В.В. Благовещенского, и данные проведенного обследования крепости Кондурча на Новой Закамской черте на территории Самарской области в 2005 г.
    На Закамской черте в пределах Ульяновского Заволжья зарегистрировано 187 видов сосудистых растений из 137 родов и 41 семейства. Для сравнения флористического состава были взяты наиболее сохранившиеся остепненные участки засечной черты у Белого Яра и Боровки. Флора этих участков черты насчитывает соответственно 128 и 136 видов, причем только на первом участке встречается 35 видов, только на втором — 43, общих видов — 93. Коэффициент общности флористического состава составляет 54,4%, что может свидельствовать о сходстве флоры и одинаковых условиях формирования растительных сообществ. В крепости Кондурча, построенной на Новой Закамской черте, было зарегистрировано более 60 видов, из них 45 (75 %) являются общими с флорой засечной черты Ульяновского Заволжья. В целом флора и растительность крепости в общих чертах повторяет таковые на Симбирской черте и Закамской черте Ульяновского Заволжья. В травостое господствует ковыль волосатик, формирующий ковыльник на склонах вала, с одинаковым набором разнотравья и корневищных злаков. Из настораживающих фактов в Кондурче следует назвать обилие на днищах рва крепости карантинного растения — амброзии трехраздельной. Это может неблагоприятно сказаться на экологической обстановке территории.
    Основные работы на Закамской черте проводились крестьянами Казанского уезда, которые набирались по специальному указу по одному человеку от трех дворов, а позднее — по одному от шести дворов. Как пишет Ф.Д. Касимов (1996), по мере возведения острогов сюда на «вечное житье» переселяли крестьян и для несения караульной службы устраивали ратных людей. Службу несли более 600 стрельцов и казаков, переведенных из различных российских городов: в Тиинске — 50 стрельцов из Ахтачинска, а в Белом Яре — сотня конных казаков из Лаишева.
    Кроме того, сюда были направлены взятые в плен под Смоленском польские шляхтичи: отряд Белого знамени в количестве 141 человека был направлен о Тиинский острог. В 1656 г. на Закамской черте находилось 478 смоленских шляхтичей (Касимов, 1996). Об этом же читаем и у А. Н. Зерцалова (1896, с. 264) в «Приходно-расходной книге 1665—1667 гг. Симбирской Приказной Избы»: «... посланы из Казани на государеву службу на Белый Яр Казанские новоприписные иноземцы, Витипский ротмистр Григорий Анацкеев с товарыщи 55 человек (вероятно, из г. Витебска. — Н. Р.), а даетца им государева жалованья поденный корм по месячно...» Эта книга «...представляет редкостный и весьма ценный памятник для истории г. Синбирска и его уезда» (там же, с. 6). Ставшая большой библиографической редкостью, она знакомит нас не только с собтиями того времени, но и разнообразными природными богатствами нашего края, полностью утраченными в настоящее время. Кроме того, в ней отражены отдельные стороны жизни поселенцев засечной черты (в частности, указывается их денежное и продовольственное довольство), содержатся данные об укладе жизни, об отдельных видах хозяйства (бортных и хмелевых угодьях, рыбных ловлях), по которым можно судить о ландшафтах засечной черты. Так, отмечается величина оброка и пошлин с сенных покосов, рыбных ловель, хмелевых и бортных угодьев.
    Наконец, приводимые нами материалы могут стать руководящими документами потомкам — жителям этих мест для поиска своих «корней».
    В «Приходно-расходной книге» указано, кому и сколько выплачивается на день. «Ротмистр Григорий Анацкеев 8 человекам (Яков Валюженин, Михаила Козмитский, Иван Головин в Казани, Яков Кобылский, Юрей Сокович, Иван Мандрыкин, Иван Волковицкий, Федор Полковицкий) — по 2 алтына и того 28 рублев 10 алтын 4 денги;
    Михаилу Петровскому 15 человекам ( Федер Янсковской, Василей Козловской, Самойла Бутлаковской, Иван Ивановской, Федер Крашинской, Федер Лавринов, Петр Рачковской, Петр Березовской, Ондрей Попоня, Станислав Тризбицкой, Ян Мировской, Данила Вицкеев, Василий Василевской, Ян Степанов, Олександо Немира) — по 10 денег и того 44 рубли 8 алтын 2 денги;
    Владиславу Петровскому 20 человекам (Данислав Ермалинской из Казани, Александр Выдра, Ондрей Лукъяновской, Хригистоп Петровской, Иван Богдевич, Казимир Витцкой, Михаила Крестинской, Станислав Алдитской, Ондрей ДобрынскоЙ, Самойла Остроух, Дмитрей Кавалевской, Петр Шахаловской, Самойла Чашина, Онтон Краснодубской, Михайла Серафимов, Еким Нерсковской, Семен Цыбутский, Болтормей Буневич, Хришток Куликовской, Стенислав Костюков) - по 8 денег и того 47 рублев 6 алтын 4 денги;
    Одаму Карсакович 7 человекам (Юрья Деболович в тюрьме, Христоп Мировской, Ян Кончевской, Марко Климов, Яков Вилканец,
    Ян Дубинской, Олександра Кореневской, Самойла Зенкеев ) — по 6 денег и того 12 рублев 8 алтын 2 денги». И далее «...велено тем иноземнцам выдать на два месяца и в расход записать...» (Там же, с. 265).
    200 человекам Белоярским конным и пешим стрельцам дано за государево хлебное жалованья солью 2000 пудов по цене 6 алтын за пуд.
    По размерам оброка с бортных угодий, равным 4 батманам, и количеству меда, входившего в выдаваемое «поденное питье» (боярским женам — «по кружке», итого на шесть недель 14 ведер 14 кружек, боярским детям — «по полукруше», итого на шесть недель — 11 ведер 11 кружек), можно судить о количестве собираемого меда, а из этого можно предположить наличие медоносных растений, среди которых в первую очередь надо назвать липу. Как известно, медопродуктианость липы поразительна — до 800 кг меда с гектара (Благовещенский, 1994, 1996). Липа в некоторых районах нашего края может выступать как лесообразующая порода и формировать липовые леса. К примеру, в окрестностях с. Ерыклинск и находится большой массив липняков (Благовещенский, Раков, 1979).
    Или «...с хмелевым угодьем ...у ерыклинского пушкаря у Мартынка Григорьева оброку и пошлин 3 рубля 5 алтын.» (Зерцалов, 1896, с. 146).
    «С мелницы, что под Ерыклинсхом, на ключе Студенец, Сосновка тож, да с мелницы ж, которая была на откупу у Ерыклинского казака Стенки Филипова, у Ерыклинского ж казака у пятидесятника у Еремни Федорова с товарыщи оброку и пошлин 17 рублев 2 алтына с полуденгою с мелницы, что на речке Сосновке у Ерыклинского казака у Тишки Колесникова откупу и пошлин 2 рубли 3 алтына 2 денги, да с челобитья 8 алтын 2 денги.» (Там же, с. 145-146).
    «... а рыбу и в подстенной черной воде с хмелевым угодьем, и с мелкою рыбною ловлею, и со всяким текучим зверем, опричь бобровых гонов у Ерыклинскаго пушкаря у Мартынка Григорьева — оброку на 172, да на 173 и на 174 годы, по 3 рубли, да пошлин по 5 алтын на год; с мельницы, что на речке Сосновке, у Ерыклинскаго казака, у Тишки Колесникова, откупу и пошлин на 173 го 2 рубля, 3 алтына, 2 денги, да с челобитья 8 алтын, 2 денги.» (Зерцалов, 1896, с. 12).
    «... те рыбные ловли даны Белоярскому казаку Филке Иванову на откуп в нынешнем во 175 году апреля з 29 числа на два года по таково же число, а откупу у него Филки с тех вод велено де иметь в государеву казну по 60 рублев на год, а какая рыба у него, Филки, будет в улове красная, и тое рыбу отдавать на государев обиход в Синбирску против Синбирских белодворцев, а из государевы казны ему, Филке, имать или в откуп зачитать за всякую белугу по головам по 10 алтын за рыбу, за мерного осетра по полуполтине, а за чалбыша и за шервигу и за лосось по гривне, за белую рыбицу по 2 алтына по 4 денги...» (Там же, с. 133—134).
    Что можно сказать о ландшафтах, исходя из характера флоры и растительности засечной черты? Ландшафты окрестностей засечной черты можно охарактеризовать следующим образом: с одной стороны они были открытыми — остепненными, как в окрестностях Белого Яра, с другой стороны — лесостепными, сочетавшими в себе степные пространства и отдельные участки леса, как у Ерыклинска и Боровки. На отдельных участках засечная черта проходила в непосредственной близости от лесных массивов или граничила с ними, как у Мулловки. Словом, для данного района Ульяновского Заволжья была характерна типичная лесостепь.
    Сам факт устройства в данных районах Ульяновского Заволжья вала и засек между отдельными участками вала не является случайностью. По описанию служилого человека Никиты Гладкова, который осматривал Белый Яр после завершения строительства черты, кругом крепости был выкопан ров в 2 сажени глубиной, с юго-западной башни и до Волги на расстоянии 88 саженей были поставлены в 2 ряда надолбы. С одной из угловых башен «... подле валу видеть степную сторону на 2 версты».
    Черта близ Мулловки зарастает лесом (принимают участие основные лиственные породы — дуб, липа, вяз гладкий и клен платановидный), под пологом которого формируется травянистый ярус из лесных растений: борщевика сибирского, папоротника орляка, сныти обыкновенной и др.
    У Ерыклинска, за сельским кладбищем, вал уходит вглубь прилегающего лесного массива на 300 м. Такая же картина отмечена нами в 2006 г. на Симбирской черте в Карсунском р-не к северу от пос. Ивановский. Прокладка засечной черты в лес производилась по тактическим соображениям, чтобы неприятель не мог обойти крепости с флангов. Это же отмечалось на Белгородской черте В. П. Загоровским (1969). Благодаря этому вал и ров хорошо сохранились, в отличие от таковых на открытых участках черты, они производят впечатление только что сделанных. Здесь они заросли негустым лесом, но весь облик леса, как и произрастание вишни степной в «окнах» древостоя, могут свидетельствовать о близости открытых остепненных ландшафтов. В пользу этого могут говорить гнездование у Ерыклинска земляной пчелы Tetralonia dentata Klug. (Попова, 1990).
    Другим свидетельством былых ценозов и ландшафтов у Ерыклинского участка засечной черты может быть находка здесь отдельных интересных в ботаническом отношении растений, в частности клена татарского, лазурника трехлопастного и шалфея лугового.
    Кстати сказать, популяция шалфея лугового — растения, занесенного в Красную книгу Ульяновской области, — наиболее крупная из всех известных в Ульяновской области. Если увязать нахождение этого вида шалфея у Ерыклинска, характерного растения разнотравья зональных лугово-степных сообществ лесостепи, с известной популяцией близ пос. Лесной (Раков, 1987), то это также может свидетельствовать о лесостепном характере местности Ульяновского Заволжья.
    Находка лазурника близ Ерыклинска является единственным его местонахождением на территории Ульяновского Заволжья (Раков, 1969) и может стать связующим звеном между нахождением на Сокольих горах Самарского левобережья и на Каме.
    Отдельные деревца клена татарского найдены вдоль опушки, на небольших полянах и в «окнах» древостоя широколиственного леса. В 1974 г. отдельные экземпляры этого клена были зарегистрированы у подошвы крутого склона коренного берега р. Б. Черемшан у с. Никольское-на-Черемшане (Гербарий Ульяновского педагогического университета — UPSU). Клен татарский находится здесь на северной границе естественного распространения, которая проходит по линии Тамбов-Ульяновск-Оренбург (Шиманюк, 1964).
    Можно с уверенностью сказать, что за все время существования Закамской засечной линии, и тем более в условиях высокой распаханности территории, она являлась хранительницей не только степных растительных сообществ, но и биоценозов в целом. В пользу этого может говорить нахождение растений полупаразитов (зубчатки обыкновенной, ленца полевого и мытника Кауфмана) и очень характерной для степей цианеи — ностока (Nostoc sp.), ранее относимой к сине-зеленым водорослям.
    Кроме того, на Тиинском валу (при высоте 2,5 м, ширине у основания 6 м и по бровке 2 м) зарегистрированы поселения диких пчелиных — защитников урожая и опылителей важнейших сельскохозяйственных культур (Благовещенская, 1997а,б; Васильева, 1973). Южный склон вала шириной в 4 м, а в некоторых местах и более, и стал подходящим местом для гнездования пчел.
Участок Закамской черты у д. Боровка. (Увеличить 70 Кб)
Участок Закамской черты.
д. Боровка. 18.06.2005.
    Вал с колонией диких пчелиных занят степной растительностью, которая представлена типчаково-кострецовой ассоциацией, где основными доминантами являются типчак и кострец безостый. На пробной площадке зарегистрировано 23 вида травянистых растений, в числе которых имеются кормовые для пчел растения: василек ложнопятнистый и скабиозный, вьюнок полевой, люцерна серповидная, цикорий обыкновенный и др. Местами вблизи колонии растет хатьма тюрингенская — важное долго цветущее кормовое для пчел растение. Значительное число однолетних сорняков в изученной ассоциации можно объяснить нарушенностью территории в результате выпаса скота, но и среди них есть кормовые для пчел растения: консолида полевая, пикульник красивый и др.
    На обследованном Тиинском валу площадью более 6 тыс. кв. м. плотность гнездований пчел составляла до 100 гнезд, в среднем — 30 на 1 кв. м. В целом на участке вала отмечено гнездование 182 880 самок пчел. В колонии зарегистрировано гнездование 10 видов пчелиных, среди которых бесусловными доминантами являлись пчелы из рода Systropha (Systropha curvicornis Scop, u S. planidens Gir.). Как полагает Н.Н. Благовещенская, плотность гнезд пчел в колонии сохраняется стабильной.
    На других участках вала, как и на Симбирской засечной черте, из жалящих перепончатокрылых также отмечена оса — Polistes nimpha Christ, (определение Л. М. Поповой), гнезда которой были отмечены на крепких стеблях василька скабиозного.
    В силу, сказанного природная и историческая значимость Закамской засечной линии значительно возрастает. Это сооружение — памятник не только строительному искусству, истории, мужеству русского народа, но и памятник природы с сохранившимися природными биоценозами, являющимися связующим звеном с прошедшими геологическими эпохами. Это настоящий хранитель биоразнообразия в условиях высокого хозяйственного освоения территории, если учесть, что распаханность и лесистость Чердаклинского района достигают соответственно 83 % и 9 % (Коротина, 1978).

Конспект флоры Закамской засечной черты

    Семейства, как и виды в их пределах, расположены в алфавитном порядке. Латинские названия приведены по последней сводке С. К. Черепанова (1995). Линнеевские виды, названия которых не изменились к настоящему времени, обозначены знаком (!), краснокнижные виды — знаком (*), синантропные растения -знаком (#).

Сем. Бобовые — Fabaceae

1. Amoria montana (L.) Sojak — Амория горная, клевер горный
2. !Astragalus cicer L. — Астрагал нутовый
3. A. varius S. G. Gmel. — Астрагал разноцветный
4. Chamaecytisus ruthenicus (Fisch. et Woloszcz.) Klaskova — Ракитник русский
5. !Genista tinctoria L. — Дрок красильный
6. !Lathyrus pratensis L. — Чина луговая
7. !L. sylvestris L. — Ч. лесная
8. !Medicago falcata L. — Люцерна серповидная
9. #Melilotus albus Medik. — Донник белый
10. #Onobrychis viciifolia Scop. — Эспарцет посевной
11. Securigera varia (L.) Lassen — Вязель разноцветный
12. !Trifolium alpestre L. — Клевер альпийский
13. Т. medium L. — К. средний
14. !T. pratense L. — К. луговой
15. !Vicia cracca L. — Горошек мышиный
16. !V. pisiformis L. — Г. гороховидный
17. V. tenuifolia Roth — Горошек тонколистный

Сем. Буковые — Fagaceae

18. !Quercus robur L. — Дуб обыкновенный

Сем. Бурачниковые — Boraginaceae

19. !#Cynoglossum officinale L. — Чернокорень лекарственный
20. #Lappula squarrosa (Retz.) Dumort.- Липучка растопыренная
21. !Litnospermum officinale L. — Воробейник лекарственный
22. Nonea pulla DC. — Нонея темно-бурая

Сем. Ворсянковые — Dipsacaceae

23. Knautia arvensis (L.) Coult. — Короставник полевой

Сем. Вязовые — Ulmaceae

24. Ulmus laevis Pall. — Вяз гладкий

Сем. Вьюнковые — Convolvulaceae

25. !#Convolvulus arvensis L. — Вьюнок полевой

Сем. Гвоздичные — Caryophyllaceae

26. Dianthus borbasii Vandas — Гвоздика Борбаша
27. !Gypsophila paniculata L. — Качим метельчатый
28. Melandrium album (Mill.) Gareke — Дрема белая
29. !Silene nutans L. — Смолка поникшая
30. S. viscosa (L.) Pers. — С. клейкая
31. !Stellaria graminea L. — Звездчатка злаковидная
32. Steris viscaria (L.) Rafin. — Смолка обыкновенная

Сем. Гераниевые — Geraniaceae

33. !Geranium pratense L. — Герань луговая
34. !G. sanguineum L. — Г. кровяно-красная

Сем. Гиполеписовые — Hypolepidiaceae

35. Pteridium aquilinum (L.) — Орляк обыкновенный

Сем. Гречишные — Polygonaceae

36. Bistorta major S. F. Gray — Змеевик большой, Горец змеиный
37. !Rumex acetosa L. — Щавель обыкновенный
38. !R. acetosella L. — Щ. малый
39. R. confertus Willd. - Щ. густой

Сем. Губоцветные — Lamiaceae

40. !#Dracocephalum thymiflorum L. — Змееголовник тимьяноцветковый
41. #Galepsis speciosa Mill. — Пикульник красивый
42. !Glechoma hederacea L. — Будра плющевидная
43. #Leonurus quinquelobatus Gilib — Пустырник пятилопастный
44. !Nepeta pannonica L. — Котовник венгерский
45. Phlomoides tuberosa (L>) Moench — Зопничек клубненосный
46. Salvia tesquicola Klok. et Pobed. — Шалфей остепненный
47. !Stachys recta L. — Чистец прямой
48. !S. sylvatica L. — Ч. лесной
49. Thymus marschallianus Willd. — Тимьян Маршалла

Сем. Зверобойные — Hypericaceae

50. !Hypericum perforatum L. — Зверобой продырявленный

Сем. Злаки — Poaceae

51. Brachypodium pinnatum (L.) Beauv. — Коротконожка перистая
52. #Bromus japonicus Thunb. — Костер японский
53. i#B. squarrosus L. — К. растопыренный
54. Bromopsis inermis (Lryss.) Holub — Кострец безостый
55. Calamagrosis epigeios (L.) Roth — Вейник наземный
56. !Dactylis glomerata L. — Ежа сборная
57. #Elytrigia repens (L) Nevski — Пырей ползучий
58. #Eremopyrum triticeum (Gaertn.) Nevski — Мортук пшеничный
59. Festuca valesiaca Gaudin — Овсяница валисская, Типчак
60. Helictotrichon schellianum (Hack.) Kitag. — Овсец Шелля
61. Koeleria cristata (L.) Pers. — Келерия гребенчатая
62. Phleum phleoides (L.) Karst. — Тимофеевка степная
63. !Poa angustifolia L. — Мятлик узколистный
64. !P. bulbosa L. — M. луковичный
65. !P. palustris L. — M. луговой
66. Phragmites australis (Cav.) Trin. et Steud. — Тростник южный
67. !Stipa capillata L. — Ковыль волосатик, или Тырса
68. !*S. pennata L. — К. перистый

Сем. Зонтичные — Apiaceae

69. !Aegopodium podagraria L. — Сныть обыкновенная
70. Anthriscus sylvestris (L.) Hoff. — Купырь лесной
71. !Eringium planum L. — Синеголовник плосколистный
72. #Falcaria vulgaris Bernh. — Резак обыкновенный
73. !Heracleum sibiricum L. — Борщевик сибирский
74. !Pimpinella saxifraga L. — Бедренец камнеломка
75. Seseli libanotis (L.) Koch — Жабрица порезниковая
76. Xanthoselinum alsaticum (L) Schur — Златогоричник эльзасский

Сем. Ивовые — Salicaceae

77. #Populus suaveolens Fisch. — Тополь душистый
78. !Salix cinerea L. — Ива пепельная

Сем. Истодовые — Poygalaceae


79. Polygala comosa Schkuhr. — Истод хохлатый

Сем. Кирказоновые — Aristolochiaceae

80. !Aristolochia clematitis L. — Кирказон обыкновенный

Сем. Кленовые — Асеrасеае

81. !#Асег negundo L. — Клен ясенелистный, или американский
82. !А. platanoides L. — К. платановидный, или остролистный

Сем. Колокольчиковые

83. !Campanula glomerata L. — Колокольчик скученный
84. !С. persicifolia L. — К. персиколистный
85. !С. trachelium L. — К. крапиволистный

Сем. Коноплевые — Саnnаbасеае

86. !Humulus lupulus L. — Хмель вьющийся

Сем. Крапивные — Urticaceae

87. !#Urtica dioica L. — Крапива двудомная

Сем. Крестоцветные — Brassicaceae

88. #Alyssum turkestanicum Regel et Schmalh. — Бурачок туркестанский
89. #Berteroa incana (L) DC. — Икотник серый
90. !#Bunias orientalis L. — Свербига восточная
91. #Camelina microcarpa Andrz. — Рыжик мелкоплодный
92. #Capsella bursa-pastoris (L.) Medik — Сумочник пастуший
93. !Draba nemorosa L. — Крупка весенняя
94. #Lepidium densiflorum Schrad. — Клоповник пустоцветный

Сем. Крушиновые — Rhamnaceae

95. !Rhamnus cathartica L. — Жестер слабительный

Сем. Лилейные — Liliaceae

96. !Lilium martagom L. — Лилия сарана

Сем. Липовые — Tiliaceae

97. Tilia cordata Mill. — Липа мелколистная

Сем. Лютиковые — Ranunculaceae

98. !Actaea spicata L. — Воронец колосистый
99. #Ceratocephala testiculata (Crantz) Bess. — Рогоглавник яйцеплодный
100. #Consolida regalis S. F. Gray — Консолида полевая
101. Delphinium cuneatum Stev. ex DC. — Живокость клиновидная
102. !Ranunculus polyanthemos L. — Лютик многоцветковый
103. !Thalictrum minus L. — Василистник малый

Сем. Маковые — Papaveraceae

104. !#Chelidonium majus L. — Чистотел большой

Сем. Мальвовые — Malvaceae

105. !Lavatera thuringiaca L. — Хатьма тюрингенская

Сем. Маревые — Chenopodiaceae

106. !#Chenopodium album L. — Марь белая
107. !#Ceratocarpus arenarius L. — Рогач песчаный

Сем. Мареновые — Rubiaceae

108. !Galium boreale L. — Подмаренник северный
109. !G. mollugo L. — П. мягкий
110. G. ruthenicum Willd. — П. русский
111. G. tinctorium (L.) Scop. — П. красильный
112. !G. verum L. — П. настоящий

Сем. Маслинные — Oleaceae

113. #Fraxinus pennsylvanica Marsh. — Ясень пенсильванский

Сем. Мелантиевые — Melanthiaceae

114. Veratrum lobelianum Bernh. — Чемерица Лобеля

Сем. Молочайные — Euphorbiaceae

115. Euphorbia semivillosa Prokh.- Молочай полумохнатый
116. E. virgata Waldst. et Kit. — M. прутьевидный

Сем. Норичниковые — Scrophulariaceae

117. Linaria vulgaris Mill. — Льнянка обыкновенная
118. Odontites vulgaris Moench — Зубчатка обыкновенная
119. Pedicularis kaufmannii Pinzg. — Мытник Кауфмана
120. !Scrophularia nodosa L. — Норичник шишковатый
121. !Verbascum lychnitis L. — Коровяк метельчатый
122. !Veronica arvensis L. — Вероника полевая
123. !V. chamaedris L. — В. дубравная
124. !V. teucrium L. — В. широколистная
125. !V. spuria L. — В. ложная

Сем. Осоковые — Сурегасеае

126. Carex praecox Schreb. — Осока ранняя

Сем. Пасленовые — Solonaceae

127. !#Hyoscyamus niger L. — белена черная

Сем. Первоцветные — Primulaceae

128. !Androsace septentrionaiis L. — Проломник северный
129. !Lysimachia vulgaris L. — Вербейник обыкновенный

Сем. Подорожниковые — Plantaginaceae

130. !Plantago lanceolata L. — Подорожник ланцетолистный
131. !P. major L — П. большой
132. !P. media L. — П. средний

Сем. Розоцветные — Rosaceae

133. !#Agrimonia eupatoria L. — Репешок обыкновенный
134. !Amygdalus nana L. — Миндаль низкий, Бобовник
135. Cerasus fruticosa Pall. — Вишня степная
136. Fragaria viridis (Duch.) Weston — Земляника зеленая
137. Filipendula ulmaria (L.) Maxim. — Лабазник вязолистный
138. F. vulgaris Moench — Л. обыкновенный, Земляные орешки
139. !Geum rivale L. — Гравилат речной
140. !#G. urbanum L. — Г. городской
141. Padus avium Mill. — Черемуха обыкновенная
142. !Potentilla argentea L. — Лапчатка серебристая
143. P. humifusa Willd. ex Schlrcht. — Л. распростертая
144. !P. recta L. — Л. прямая
145. !Prunus spinosa L. — Слива колючая, Терн
146. Rosa majalis Herrm. — Шиповник коричный
147. !Rubus caesius L. — Ежевика
148. !Sanguisorba officinalis L. — Кровохлебка лекарственная
149. !Sorbus aucuparia L. — Рябина обыкновенная
150. !Spiraea crenata L. — Спирея городчатая

Сем. Санталовые — Santalaceae

151. Thesium arvense Horvatoszky — Ленец полевой

Сем. Сложноцветные — Asteraceae


152. !Achillea millefolium L — Тысячелистник обыкновенный
153. !A. nobilis L. — Т. благородный
154. A. setacea Waldst. et Kit. — Т. щетинистый
155. Anthemis subtinctoria Dobrocz. — Пупавка светло-желтая
156. #Arctium tomentosum Mill. — Лопух паутинистый
157. !#Artemisia absinthium L. — Полынь горькая
158. A. austriaca Jacq. — П. австрийская
159. !A. campestris L. — П. равнинная
160. A. marschalliana Spreng. — П. Маршалла
161. #A. sieversiana Willd. — П. Сиверса
162. !#A. vulgaris L. — П. обыкновенная
163. Centaurea apiculata Ledeb. — Василек шипиконосный
164. !C. scabiosa L. — В. скабиозный
165. С. pseudomaculosa Dobrocz. — В. ложнопятнистый
166. !Cichorium inthybus L. — Цикорий обыкновенный
167. #Cirsium arvense (L.) Scop. — Бодяк полевой
168. С. vulgare (L.) Ten. — Б. обыкновенный
169. !#Crepis tectorum L. — Скерда кровельная
170. #Cyclachaena xantiifolia (Nutt.) Fresen. — Циклахена дурнишниколистная
171. !Echinops sphaerocephalus L. — Мордовник шароголовый
172. Galatella biflora (L.) Nees — Солонечник двуцветный
173. !Hieracium cymosum L. — Ястребинка зонтиковидная
174. H. virosum Pall. — Я. ядовитая
175. !Inula britannica L. — Девясил британский
176. !#Lactuca serriola L. — Латук компасный
177. Leucanthemum vulgare Lam. — Нивяник обыкновенный
178. !Picris hieracioides L. — Горлюха ястребинковая
179. Pyrethrum corimbosum (L.) Scop. — Пиретрум щитковый
180. !Tanacetum vulgare L. — Пижма обыкновенная
181. #Taraxacum officinale Wigg. — Одуванчик лекарственный
182. Tragopogon dubius Scop. — Козлобородник сомнительный
183. Tripleurospermum perforatum (Mreat) M. Lainz — Трехреберник непахучий
184. Trommsdorfia maculata (L.) Bernh. — Прозанник крапчатый
185. !Serratula coronata L. — Серпуха венеценосная

Сем. Спаржевые — Asparagaceae

186. !Asparagus officinalis L. — Спаржа лекарственная

Сем. Хвощевые — Equisetaceae

187. !Equisetum arvense L. — Хвощ полевой

    В заключение, выражаю благодарность В.А. Гуркину, Б.С. Воробьеву, Г.В. Уланову за помощь в исследованиях.

ЛИТЕРАТУРА

    Благовещенская Н.Н. Тиинская колония диких пчелиных на земляном валу //Особо охраняемые природные территории Ульяновской области /Под ред. В.В. Благовещенского. - Ульяновск: Дом печати, 1997а. - С. 99-100.
    Благовещенская Н.Н. Биоэкология жалящих перепончатокрылых Ульяновской области (опылителей растений и энтомофагов - защитников урожая). - Ульяновск: Симбирская книга, 19976. 232 с.
    Благовещенский В.В. Медоносные растения Ульяновской области. - Ульяновск: Филиал МГУ, 1994.-140 с.
    Благовещенский В.В. Ботаническое ресурсоведение (Полезные растения мира). - Ульяновск: Симбирская книга, 1996. - 368 с.
    Благовещенский В.В., Раков Н.С. Липняки Ульяновской области // Флора и растительность Среднего Поволжья. Межвуз. сб. - Ульяновск, 1979. - С. 3-26.
    Васильева Л.М. Гнездование одиночной пчелы Dufourea vulgaris Schck (Hymenoptera, Halictidae) В Ульяновском Заволжье //Уч. зап. Ульян, пед. ин-та, 1973. Т. 27. - Вып. 7. - Ульяновск, 1973. -С. 146-152.
    Дубман Э. Новая Закамская линия: проект, строительство, судьба: Монография. - Самара: Офорт, Департамент Культуры Администрации Самарской области, ГОУВПО «Самар. гос. ун-т», Поволж. филиал Ин-та Рос. истории РАН, 2004. - 190 с.
    Загоровский В.П. Белгородская черта. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1969. - 303 с
    Зерцалов А.Н. Материалы для истории Синбирска и его уезда. (Приходно-расходная книга Синбирской Приказной Избы) за 1665-1667 гг. Издание Симбирской Губернской Ученой Архивной Комиссии. - Симбирск, 1896. - 275 с.
    Касимов Ф. История Мелекесса и его окрестностей. - Димитровград: Поинт, 1996. - 120 с.
    Коротина Н.М. Овражная эрозия и меры борьбы с ней //Природные условия Ульяновской области. - Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1978. - С. 126 - 135.
    Красная книга Ульяновской области (растения): 2 т./ Под науч. ред. Н.С. Ракова; Правительство Ульяновской области. - Ульяновск: УлГПУ, 2005. - Т.2. - 220 с.
    Красовский В.Э. Столетие города Сенгилея. (Краткий исторический очерк). Издание Симбирской Губернской Ученой Архивной Комиссии. - Симбирск, 1902. - 21 с.
    Масленников А.Н., Раков Н.С. Степи Ульяновской области // Современные проблемы ботанической географии, картографии, геоботаники, экологии. Международная конференция к 100 летию со дня рождения акад. Е.М. Лавренко. - СПб., 2000. - С. 132-134.
    Попова Л.М. Гнездование некоторых видов пчел-антофорид (Hymenoptera Anthophoridae) В Среднем Поволжье //Энтомологическое обозрение. LXIX.1. 1990. - С. 23-33.
    Раков Н.С. О некоторых более редких и новых для флоры Ульяновского Заволжья вида растений //Бот. журн. - 1969. - Т. 54. - N12.- С. 1990-1992.
    Раков Н.С. К вопросу о характере степей Ульяновского Заволжья //Уч. зап. Ульян. пед. ин-та, 1973. Т. 27. Вып. 7. - Ульяновск, 1973. - С. 76-87.
    Раков Н.С. О нахождении Salvia pratensis (Lamiaceae) в Заволжье // Бот. журн. - 1987. Т. 72.- №9. -С. 1207-1209.
    Раков Н.С. О флоре, растительности и ландшафтах Симбирской засечной черты на территории Ульяновской области //Сб. научных трудов VII региональной научно-практической конференции «Естественно-научные исследования в Симбирско-Ульяновском крае». Вып. 6. -Ульяновск, 2005. С. 67-80.
    Чичев А.В. Синантропная флора города Пущино //Экология малого города. Программа «Экополис». - Пущино, 1981. - С. 18-42.
    Шиманюк А.П. Биология древесных и кустарниковых пород СССР. - М.: Просвещение, 1954. - 479 с.

© СИМБИРСК-ФЛОРА 2005 - 2007

КОНТАКТЫ